ГЛАВНАЯ   КОНТАКТЫ                                                                                                  ГАЗЕТА «ГОРЯНКА»

                         

Мужество

 

Рассказ

(из цикла «Уроки жизни для маленького Али»)

Этот вечер глубокой осени обещал быть ветреным. На улице, где жил Али, случился спонтанный сход мужчин от мала до велика. Прямо перед воротами дома Али росла белая ива, а под ней пробегал ручей. Если перейти его, можно оказаться в поле, чем дети и пользовались, тайком собирая кукурузу или подсолнухи летом. Сейчас поля стояли вспаханные, готовые дать новый урожай весной.

Под ивой, несмотря на наступающие холода, однажды вечером обосновались старики со всей улицы. Сафар как старший сидел на почетном месте, прислонившись к стволу дерева, лицом к улице. Остальные расположились полукругом: кто жевал травинку, кто стругал кусок дерева. Беседа в сумерках текла так же гладко, как истощенный ручей под корнями белой ивы, угрожая прекратиться в любой момент. Костер постепенно превращался в уголь. Сафар сидел, оперевшись подбородком на сложенные на рукоятке посоха руки. Посохом он пользовался редко, чаще с его помощью подгоняли овец или опирались при долгом разговоре. Но Сафар все равно его носил - эту неумело обработанную деревяшку с раздвоенной верхушкой два года назад ему подарил Али. Тогда мальчику только разрешили пользоваться настоящим ножом, и он был чрезвычайно горд. Первым делом отыскал крепкую палку и выстругал для дады посох. Отцу пока не нужен, а даде пригодится. Сейчас Али видел, насколько неумелая работа с такой помпой преподнесена почтенному Сафару. Тогда мальчика сопровождали мать и бабушка, нахваливая его умения и способности. Дада погладил внука по голове, похвалил подарок и с того дня не расставался с посохом. Али, ныне гораздо лучше владеющий инструментами, предлагал изготовить новый посох, получше, но Сафар был непреклонен. «Только когда сломается этот», - отвечал он на просьбы внука.

Ощутив вечернюю прохладу под облетевшей ивой, Сафар уже собирался встать и уйти домой, как дети заявились радостной гурьбой с сырой картошкой в руках.

- Дада, можно мы пожарим ее на костре? - с надеждой спросил Али.

Он знал: если дедушка уйдет домой, то и он тоже должен. Вечером ему не разрешали находиться на улице без взрослых.

- С одним условием: поделитесь с нами, - шутливо ответил Сафар.

Мальчики бросились закапывать картофель в тлеющие головешки, а девочки наблюдали за их деловитым стремлением укрыть картофелины как можно лучше. Самая младшая из них - малышка Сатаней забралась на колени к своему дедушке, сидевшему слева от Сафара.

- Ты тоже будешь есть картошку? - спросил у нее Сафар, легонько потрепав по пухлой щечке.

Сатаней покачала головой и крепко обняла дедушку. Она недавно начала уверенно ходить и еще плохо говорила, но соседские ребята везде брали ее с собой.

Угли тихо трещали, превращаясь в пепел.

- Али, возьми Залима и сбегайте за сигаретами в лавку Зерат, там еще открыто. Вот, возьми деньги и купи что-нибудь друзьям.

Мальчики стрелой пустились бежать. Магазинчик старой женщины находился на соседней улице, но чтобы дойти до него, нужно было обогнуть квартал.

- Давай купим газировку, - прерывающимся голосом предлагал Залим. Он был плотным мальчуганом, младше Али на год.

- Ладно, - отвечал Али, прибавляя темп.

Что может быть лучше? Четверть закончена на «отлично», на костре жарится картошка, и он скоро принесет друзьям шипучку. На мгновение мальчик почувствовал искреннее, чистое счастье, на которое способны только дети. Издали был заметен свет, льющийся из окон магазинчика. Дверь была открыта, мальчики собрались было забежать туда, но Али вдруг остановился и притормозил Залима, схватив его за рукав. Мальчик хотел возмутиться, но Али остановил его, приложив палец к губам. Оба застыли. В вечерней тишине до них отчетливо доносились всхлипывания.

Почувствовав неладное, Али осторожно, пригнувшись, заглянул в щель между стеной и дверью. В помещении маячили высокие фигуры мужчин, слышался негромкий бас одного из них. Голос Зерат умоляюще что-то говорил, прерываясь на всхлип и рыдания. Грабители!

Али вернулся к Залиму и рассказал, что видел. Его друг хотел побежать за помощью, но Али понимал: могут не успеть. Пока они добегут до дома, все объяснят, пока соберутся взрослые... До тех пор может случиться что угодно. Сердце колотилось, но выбора не было. Надо было действовать самому.

- Ты иди, - сказал он Залиму. - Позови кого-нибудь, а я тут сам...

- Ага, умный нашелся, так я и ушел, оставив тебя одного, - возмутился Залим. - Он трясся от страха, но был настроен решительно.

Али, понимая, что не сможет заставить Залима уйти, начал быстро соображать, что можно сделать. У Зерат обычно открыты ворота на случай, если ее не будет в магазине. Соседи могли зайти и позвать ее. А в помещение магазина можно было заходить с двух сторон. Вход со двора был незаметен за полками, наверное, грабители его не видели. Раз открыта наружная дверь, значит, они зашли с улицы и застали Зерат за прилавком. А что если зайти со двора?.. В голове Али быстро созрел план. Он не ручался, насколько он хорош, но за неимением лучшего решил сделать все, что сможет, чтобы помочь бедной женщине.

Они с Залимом подкрались к задней двери магазина. Али держал в каждой руке увесистые камни, подобранные во дворе. Он метко бросал в спокойной обстановке, но кто знает, что будет сейчас. Глубоко вздохнув, кивнул Залиму. Тот распахнул дверь и бросился вперед, бросая ошарашенную Зерат и себя на пол. Али начал пулять в грабителей камнями, метко запуская их им в лицо. Мужчины, явно не ожидавшие нападения, не успевали увернуться. Им мешало еще и алкогольное опьянение, из-за которого теряли ориентацию в пространстве. Залим пытался оттащить Зерат к двери, но женщина была в полной прострации, мальчик не мог с ней справиться. Али пару раз четко попал по головам преступников, из-за чего они немного протрезвели и начали надвигаться на него. Все происходило, как в замедленной съемке, мальчик мог поклясться, что помнит каждую даже незначительную деталь этой ужасной сцены. За прилавком Залим отчаянно и безуспешно тянул Зерат к выходу. Два страшных окровавленных лица становились все ближе. Около лица что-то пролетело, слегка задев щеку. Вокруг лампы на потолке безучастно кружили ночные бабочки, прилетевшие на свет и тепло. Решение пришло быстро, хотя Али казалось, что прошла вечность. Он юркнул за стеллаж и, приложив все имеющиеся силы, опрокинул его на грабителей. Али не стал проверять, насколько они пострадали. Как только две фигуры были придавлены полками, кинулся к Зерат и уже плакавшему от отчаяния Залиму. Женщина была в полной прострации. Почти ненавидя себя за то, что делает, Али замахнулся и отвесил женщине пощечину. Увидев, как в ее глазах затеплилась осознанность, закричал:

- Уходим! Давай, быстро!

Общими усилиями мальчики выволокли женщину во двор и заперли снаружи дверь.

Что случилось потом, Али помнил смутно. Когда их нашли соседи, они сидели в подвале, крепко вцепившись с обеих сторон в ослабевшую Зерат. Он не знал, насколько страшной была картина для его отца, первым спустившегося в подвал. Сын сидит с безумными глазами, пол-лица в крови от раны на щеке. Стараясь не показывать чувств, он позвал сына по имени. Тот поднял глаза и заплакал.

Все осенние каникулы Али провел дома. Раненая щека саднила, но врач уверял: шрама не останется. На душе творилось что-то непонятное. Сафар беспокоился за внука. Другие члены семьи считали, что все нормально, и ему просто нужно время. Но дада понимал, Али молчит о том, что его тревожит.

Ночью, когда Али лежал без сна (как и всю последнюю неделю) и старался не разрыдаться в подушку, дверь отворилась и вошел Сафар.

- Знаю, ты не спишь, - сказал он тихо. - Уже неделю не спишь.

Али сел.

- Дада, не беспокойся, все хорошо.

- Ну да, ну да, - произнес старик, опускаясь на край кровати. - Ты теперь герой, все тебя хвалят, конечно, все в порядке. Вон, Залим гордо носится по улице и всем рассказывает, какой он молодец. Почему ты ведешь себя по-другому?

- Тут нечем гордиться.

- Разве?

- Так и есть. Я... Я ударил Зерат! - выпалил Али и закрыл лицо. - Я ударил старую женщину вместо того, чтобы вынести ее на улицу! Наверняка у меня хватило бы сил, но я не попытался! Я разнес ее магазин, теперь ей нечем торговать! А потом сбежал, как трус, и сидел в подвале!..

Сафар выслушал все до конца, а когда мальчик замолчал, спросил:

- По-твоему, что такое мужество?

- Дада, при чем здесь это?

Старик пропустил грубость мимо ушей и так же спокойно повторил:

- И все-таки?

- Не знаю... Быть смелым и решительным?

- Некоторым, особенно тем, кто не сталкивался с трудными ситуациями, кажется, будто мужество - это нечто красивое, яркое и блестящее, восхитительное, если хочешь. А я тебе скажу, что оно проявляется совсем не так. Мужество - это решение помочь, когда понимаешь, что наверняка не хватит сил. Способность думать в случае, когда надо быстро решать, что делать. Такие действия не всегда красивы и не всегда сами по себе достойны похвалы, но если посмотреть на намерение и конечную цель, считаю, что ты проявил мужество, которого даже я от тебя не ожидал. Да, бить женщин нельзя. Но в тот момент ты выбирал между ее жизнью и своим поступком. Зерат жива и здорова и очень хочет тебя видеть. Я ей сказал, что ты скоро зайдешь поздороваться.

- Но я сбежал и прятался, а должен был бороться...

- Если бы ты не сбежал и не увел Залима и Зерат, может, вы трое сейчас не были бы живы. Мужество - это принимать самое оптимальное решение, и ты принял его, сохранив жизнь себе и остальным. Залим тоже молодец, но он не нес ответственности за произошедшее, не принимал решений. Ему легче.

- Что сейчас с теми грабителями?

- Потрепаны, но живы. Находятся под следствием. А за Зерат не переживай. Она умная женщина. Ее товары застрахованы.

Немного посидев в тишине, Сафар продолжил.

- Случившееся оставит на тебе отпечаток на всю жизнь. После такого дети обычно становятся взрослыми. - Он скупо погладил понурую голову внука. - Не так я представлял твое взросление, но так уж распорядилась судьба.

Спустя несколько дней Али возник на пороге восстановленного магазинчика Зерат. Случай с грабителями получил широкую огласку, теперь от покупателей не было отбоя. Женщина, едва завидев его, вышла из-за прилавка и заключила мальчика в объятия. Али смущенно похлопал ее по спине и спросил, как здоровье.

- Отлично, душа моя, проходи! Я так хотела тебя отблагодарить! Да хранит тебя Всевышний!

- Я хотел извиниться за ту пощечину...

Зерат замахала руками.

- Даже не смей! Они угрожали спалить меня живьем в магазине, а ты привел меня в чувство, когда я не могла справиться с собой сама. Да и не помню я, как это было, только то, как вы в темноте тащили меня к подвалу. Но довольно об этом. Возьми-ка вот это.

В ладонь мальчика опустились увесистые золотые часы.

- Нет-нет, я не могу, вы что!

- Я настаиваю. Они моего покойного супруга, - с грустью улыбнулась она. - Хотела подарить их сыну, но нам не суждено было иметь детей. Теперь ты будешь как сын, о котором я и мечтать не могла.

Али кивнул, сглотнув комок в горле.

Мадина Бекова. Фото Тамары Ардавовой

 

 

Поделиться:

Читать также:

31.05.2024 - 10:13

Театр, хокку и беседы по душам

Село Кенделен в Эльбрусском районе Кабардино-Балкарии находится в живописном месте, окруженном зелеными холмами. Через него проходит также дорога к невероятно красивому Тызыльскому ущелью.
10.05.2024 - 20:09

Скромность

Рассказ (из цикла «Уроки жизни для маленького Али») Первый снег в этом году выпал ровно 1 декабря. Почти три дня белые хлопья падали с неба, знаменуя наступление зимы.
08.05.2024 - 21:08

Стойкость

  Рассказ (из цикла «Уроки жизни для маленького Али»)
19.04.2024 - 22:17

Совесть

  Рассказ  (из цикла «Уроки жизни для маленького Али»)  
12.04.2024 - 20:11

Человечность

Рассказ из цикла "Уроки жизни для маленького Али" Али выгуливал своего жеребенка в небольшом манеже, отдельно стоящем от выгонов. В этом году ранняя осень радовала долгими теплыми днями, постепенно меняя зелень листьев на золото. Конюшни активно готовили к холодам.