Горы – это мир красоты со своими трудностями и победами

Международный день альпинизма или День альпиниста отмечается
8 августа. Его появлению мы обязаны двум швейцарцам - врачу
Мишелю-Габриэлю ПАККАРДУ и горному проводнику Жаку БАЛЬМА,
которые 8 августа 1786 первыми из всех альпинистов достигли высшей точки Альп – Монблана.
Кабардино-Балкария, ставшая в советские времена чуть ли не Меккой альпинизма и туризма, создавшая уникальную школу инструкторов и сеть альплагерей, стала сдавать свои позиции в результате геополитических процессов, и поток альпинистов в республику стал сокращаться. О путях преодоления этих проблем и перспективах отрасли мы беседуем с вице-президентом Федерации альпинизма, скалолазания и спортивного туризма КБР Борисом ГУМАЕВЫМ.
Умный обойдет?
- В чем корни проблемы и что делает федерация для ее разрешения?
- Задача нашей федерации – развивать альпинизм и туризм, создавать условия для того, чтобы люди хотели приезжать в Кабардино-Балкарию. Начну с истории. В советские времена Кабардино-Балкария считалась Меккой альпинизма и туризма. Наши команды неоднократно завоевывали золотые медали на чемпионатах Советского Союза под руководством знаменитых тренеров – Шакира ТЕНИШЕВА, Михаила и Хусейна ЗАЛИХАНОВЫХ. После развала Советского Союза времена настали сложные во всех отношениях, но самое главное, что по территории Кабардино-Балкарии прошла государственная граница. И это принесло очень много проблем именно для альпинизма, так как все вершины Главного Кавказского хребта попали в пограничную зону. Это оттолкнуло от нас часть альпинистов, потому что теперь, чтобы взойти на вершину, необходимо было получить специальное разрешение погранслужбы, причем заявку нужно подавать за две недели, за месяц, а то и раньше, если это иностранные граждане. К слову сказать, со стороны Грузии таких проблем не было и нет. С той стороны альпинисты без проблем поднимаются на те же вершины - Шхару, Уллу-Тау, Ушбу, Шхельду и разрешения ни у кого не спрашивают. В итоге у нас осталась только третья часть альпинистов. Остальные заезжают с той стороны, где меньше проблем, вершина ведь та же, зачет идет такой же. Альпинизм – это международный вид спорта, и для альпинистов не имеет значения, откуда они стартовали.
Конечно, мы эту проблему пытаемся разрешить, и в последнее время у нас есть определенные успехи. Погрануправление пошло нам навстречу, если раньше они просто говорили «нет», то сейчас работаем совместно, но пока вопрос окончательно не снят. Нашли общий язык относительно ряда мест, расположенных в Безенгийском ущелье, и работа продолжается. Процесс не быстрый, требует множества согласований, в том числе на правительственном уровне. В ближайшее время состоится заседание рабочей группы при Министерстве курортов туризма КБР, ее задача сделать все маршруты со спортивной точки зрения притягательными, а с точки зрения пограничников безопасными.
Кроме того, мы договорились с вице-президентом федерации альпинизма России Иваном ДУШАРИНЫМ, который пообещал засчитывать факт восхождения ниже стометровой пограничной полосы, там официально будет установлен тур, где восходитель помещает свою записку и для подтверждения забирает ту, что оставили предыдущие альпинисты.
Хорошо, что Эльбруса пограничные вопросы не коснулись, но они затронули всю центральную часть Главного Кавказского хребта до Казбека. Кстати, почему-то на Казбек все ходят, и им претензий не выставляют, хотя его часть находится на грузинской стороне. Как нам в свое время объяснили, закон о границе общий, и стометровая зона действует на всей ее протяженности, независимо оттого, горы это, равнина или море. Но в каждом субъекте вопрос решается по-своему. На сегодняшний день у нас он в стадии разрешения, остались технические моменты: нужно уточнять маршруты, допустимые отклонения и так далее. Если сделаем все как планируем, результат будет очень хорошим. К нам вернется большая часть альпинистов, начнут массово работать высокогорные альпинистские лагеря, а не один-два, как сейчас. Это пополнит, в том числе, и бюджет республики.
В стране по объективным причинам горных районов для альпинизма стало меньше, знаменитые семитысячники теперь за границей – в Киргизии, Узбекистане. У нас остался один самый знаменитый горный район, это Безенгийская стена, которую называют Малыми Гималаями. И это еще один повод развивать альпинизм в Кабардино-Балкарии. Думаю, республика возвратится к тем золотым временам, когда попасть сюда было престижно.
Этого
потребовало время
- Кадровый вопрос тоже существует?
- Пока кадры сохранились, причем их квалификация высочайшая. В республике есть высококвалифицированные альпинисты международного класса, в том числе вице-президент нашей федерации Азнаур АККАЕВ. Он является покорителем Эвереста и еще двух восьмитысячников, это даже по меркам Советского Союза очень высокий результат. Настоящая альпинистская элита работает в Эльбрусском высотном поисково-спасательном отряде. Великолепно функционирует альплагерь «Безенги», пожалуй, лучше него на сегодня я не знаю. Хорошо оборудован, полностью подготовлен к приему, есть учебная часть. И атмосфера там сохранилась еще со времен Советского Союза, сохранили они и свой штат спасателей. Причем система не только сохранена, но и развивается. В Приэльбрусье очень эффективно работает «Альпиндустрия».
У нас в свое время была очень хорошая школа инструкторов, которая высоко ценилась Центральным советом по туризму. Например, когда команда из Кабардино-Балкарии выезжала на Памир, нас никогда не ставили в одну группу. На вопрос, почему, один начальник как-то сказал: «Если хоть один человек из ваших будет в группе, она обязательно вернется в полном составе». Это была высокая оценка. На сегодня, к сожалению, остались только несколько человек из этой школы, но мы пытаемся ее возродить. Традиции есть, для их сохранения в 2014 году и была воссоздана наша федерация. Этого потребовало время.
Погулять
по Гималаям
- Каков ваш личный путь на вершины?
- Я не чистый альпинист, больше горовосходитель. Занимался спортивным туризмом. У альпинистов в основном стеновые маршруты, у туристов – это прохождение целого горного узла. Если упрощенно сказать, альпинист покоряет вертикаль, а турист горизонталь. Но на пути и тех и других встречается много сложностей. Поэтому все они обязаны владеть приемами альпинизма. Отдельная сложность у туристов – форсирование горных рек. Мое международное восхождение – это пик Тараса Шевченко в 2014 году совместно с украинской командой. Давно мечтаю погулять по Гималаям и надеюсь, что моя мечта осуществится.
По образованию я филолог, работал учителем русского языка и литературы в 11-й школе в Нальчике. Получая на ФОПе дополнительную профессию инструктора, не думал, что горы займут такое место в моей судьбе, но это произошло, о чем ни секунды не жалею. Более тридцати лет проработал заведующим отделом туризма и краеведения республиканского дворца пионеров (ныне дворец творчества детей и молодежи). Когда в 1979 году меня отправляли в поход четвертой категории сложности для выполнения норматива кандидата в мастера спорта СССР, инструктор сказал: «Запомни, Борис, горы дураков не любят, но и умных не щадят». Эти слова я запомнил на всю жизнь. Может, поэтому за все это время удалось обойтись без серьезных ЧП, хотя в горах побывали тысячи наших юных воспитанников.
Ведь Эльбрус и с самолета видно здорово
- Зачем люди вообще идут в горы?
- Я спросил тебя: - Зачем идете в горы вы?-
А ты к вершине шла, а ты рвалася в бой.
- Ведь Эльбрус и с самолета видно
    здорово! -
Рассмеялась ты и взяла с собой…
Чем больше человек преодолевает себя в экстремальных условиях, тем увереннее чувствует в любой обстановке. Очень много об этом сказали наши знаменитые поэты. Я скажу так: горы это прекрасный суровый мир, это мир красоты, первозданной природы, со своими запахами, трудностями, со своими победами.

Ольга КАЛАШНИКОВА

Свежие номера газет Горянка


15.08.2019
07.08.2019
31.07.2019
24.07.2019