Не стыдно быть собой

О медицине как выборе профессии
 
Недавно у меня была встреча с московской студенткой-нальчанкой. Надо сказать, что я, заодно со всеми в нашей республике, чувствую гордость за наших молодых людей, неустанно грызущих гранит науки в столичных вузах. Признаюсь, сама не была в числе лучших студенток в университете. Рвение других к знаниям, конечно, покоряло… до последних времен. Оказывается, далеко не все, даже в самых престижных вузах, учатся. У некоторых цель примитивна и проста - желанный диплом столичного вуза. «Я поступала на медицинский из самых высоких побуждений. На первом курсе было не особенно интересно. Но год от года все больше погружаюсь в профессию и учусь все с большим удовольствием.  Точно решила, что буду хирургом-гинекологом. Четыре курса за спиной: это было интересное время. Не могу сказать, что все здесь соответствует моим представлениям. Понимаю, что и не должно, но некоторые вещи, которые здесь в ранге совершенно обычных, абсолютно противозаконны и аморальны. Например, некоторые студенты в конце мая исчезают и появляются в сентябре. Они озвучивают цифры для закрытия сессии: от одного миллиона двухсот  тысяч до миллиона пятисот тысяч. Среди них немало кавказцев. Конечно, можно и самой сдавать, но одни не хотят утруждаться, а другие просто не в состоянии». Видя, что я впечатлена, собеседница успокаивает: «Некоторые из них будут просто открывать свои частные клиники, наберут туда профессионалов. Но есть и те, которые собираются работать, вот они реально меня пугают». Ужас! А мы-то думаем: человек окончил московский медицинский вуз, значит, профессионал высокого класса… Тут возникает резонный вопрос: почему  выпускники так часто выбирают юриспруденцию и экономику? Ответ очевиден: престижно. Но есть и второй риторический вопрос: доколе?..
 
Чехов и Брэдбери нам в помощь
 
Всегда кажется, что проторенный кем-то путь подходит всем. Да, при любом сокращении штатов в организации остается бухгалтер. Толковый бухгалтер всегда найдет работу. Но ведь из чистой воды гуманитария никогда не получится толковый  бухгалтер. Кстати,  сама идея – соблазн получить образование в Москве, Санкт-Петербурге или в любом другом городе далеко не однозначна. Много раз на различных совещаниях в нашем университете приходилось слышать, что далеко не все студенты могут адаптироваться к чужому мегаполису. Увы, потом перевестись в наш университет тоже не так легко. Мы все наделены глубоко индивидуальными данными, и это надо учитывать: если у ребенка есть музыкальный слух, очевидно, что его надо определять в музыкальную школу.  Пластичного следует записать на танцы. У ЧЕХОВА есть интересное в плане профориентации произведение «Моя жизнь». В нем сын известного архитектора Мисаил ПОЛОЗНЕВ идет работать простым маляром, он чувствовал неловкость от лицезрения архитектурных «шедевров» отца. Фильм «Мусорщик»  Георгия ШЕНГЕЛИЯ о том же: обеспеченный человек убирает свой город, потому что это его город. Быть собой, думать иначе, чем все другие, не стыдно. И если кому-то дано сделать что-то, но этот род занятий не престижен, ничего, это можно пережить, гораздо труднее, если предать себя, однажды можно просто задохнуться от отчаяния. Сложно сказать: я думаю иначе, но порой просто необходимо. В советские годы был промежуток времени в Нальчике, когда все носили черное, словно одновременно у всех траур. И  было время, когда у всех были одинаковые джинсы. Однажды один студент пришел в университет… в калошах. Это был калошный протест: не хочу быть, как все, это был сигнал, что можно быть разными.
К счастью, БРЭДБЕРИ издают много, в том числе книги карманного формата, очень удобные для путешествий. Сколько радости приносят! Всегда беру его книги в дорогу. В одном из его рассказов есть милый персонаж: бабушка, готовящая на всю семью вне рецептов, причем на уровне фантастики. Домочадцы настаивают, чтобы она, как все, прибегла к помощи кулинарной книги. Бабушка сдается, и прежние вкусности исчезают, появляются привычные, совсем не чудесные блюда.
Допустить своеволие, потому что ты так чувствуешь, – это здорово! Возможно, это и есть жизнь. Гоняясь вслед за модными веяниями, так просто потерять себя. Было модно перебираться из села в город, и все массово уходили в города. Сейчас уже другая тенденция: люди стараются быть ближе к земле и природе, а если работа в городе, просто ездят каждый день. Потому что вечер под деревом в саду кардинально отличается от вечера на седьмом этаже. Но до сих пор многие по инерции продолжают мечтать о городе, не потому, что там открываются иные возможности получить образование или работу, а потому, что будто бы модно. Но дело в том, что теперь этот поток  далеко не однонаправленный. Наметилось и обратное движение: из города в село.
У нас мечтают ходить на работу (чтобы все, как у всех) и боятся ее потерять. Во многих странах модно менять место работы, чтобы не засиживаться и не закиснуть, чтобы пытаться проявить таланты. Среди молодежи набирает популярность «удаленка», которая дает много свободы, потому что главная ценность – это время. Все меняется с космической скоростью, и в этих реалиях пытаться слушать всех, игнорируя себя, - безумие. Было время, когда уровень достатка человека был виден налицо. Сейчас это вчерашний день во многих развитых странах. Села подчиняются единой архитектурной концепции: как догадаться, кто богат, кто беден? Есть  миллионеры в разных странах, которые живут в скромных отелях, им вообще не нужен локальный дом, они в разъездах. В России тоже среди молодых немало увлеченных самой жизнью, но  не деньгами. Недавно подруга моей родственницы вышла замуж за рядового, обычного человека в Москве, и только потом выяснилось, что тот сказочно богат.
 
Ты это сделала!
 
Всегда удивляет, что в нашей республике не принято апеллировать к закону. Люди приходят в государственные больницы и школы, видят вопиющие акты беззакония и молчат. Такая народная традиция. Сейчас мы являемся свидетелями того, как интернет-пространство захватывает, уничтожает живое человеческое  общение. И всем кажется, что, скрывшись за никами, можно городить все что вздумается. И, главное, многие убеждены, что могут безнаказанно кого-то оскорблять. На днях услышала редкую и тем более радостную весть: одна девушка подала в суд на оскорбившего ее человека, скрывавшегося под ником. Выиграла, и хам выплатил ей двадцать восемь тысяч за моральный ущерб. Сделай это: когда все молча выслушивают оскорбления, в лучшем случае отвечая тем же, будь другой, будь собой - просто подай в суд. Это же здорово: поступить по-своему и всех удивить! Может быть, когда-нибудь апеллировать к закону будет модно.
 
Исчезающие проторенные дорожки
 
Уже нет работающих заводов и фабрик в нашей республике, где сидят и ждут, чтобы нас трудоустроить. Многие познали вкус творчества на этом пути: придумывают работу себе сами. Сам себе режиссер! Кто торты и пирожные печет, кто табуретки делает, кто в репетиторы подался… Уже давно нет единой одежды на всех, кто в хиджабе, кто в джинсах, у одной – африканские косички, у другой – короткая стрижка, одни девушки ходят на работу с портфелями, некоторые их подруги – с дамскими сумочками. Кажется, в школе на уроках физики мы называли это «броуновским движением» - все вразброд.  Это очень хорошо. Есть надежда на развитие. Ведь там, где поиск, всегда что-то меняется. Однако своеволие больше наблюдается во внешних атрибутах. Что касается мышления, изменений мало. Так же, как десятки лет назад, сосед оглядывается на соседа, на общество, и мало кто отвозит еду в интернаты, поминая умерших, все угощают родственников. И затратные свадьбы будут – как у всех. Лишь единицы осмелятся что-то изменить. Однажды мне рассказали, как один хирург женился во второй раз, пригласив пятерых самых близких друзей. Ни национальной свадьбы, ни многочисленной родни. Это поступок сильного человека.
Не стыдно быть собой. Стыд должен появляться там, где интересы одного человека могут причинить боль и страдания окружающим, если они противозаконны, не укладываются в правовое поле. Стыдно быть учителем, врачом, журналистом, не имея призвания. Стыдно шить, чинить обувь, если  не получается. Никогда не поздно начинать искать себя. И в шестьдесят, и в семьдесят, и в восемьдесят. Будет больно умирать, когда точно знаешь, что, увы, не нашел себя. К сожалению, к поискам смысла жизни и к попыткам найти себя у нас относятся скептически. А надо бы помогать друг другу в поисках. Как говорил Анатолий ПАПАНОВ в фильме «Холодное лето пятьдесят третьего» под финал: «Так хочется пожить по-человечески»!
Елена Аппаева

Свежие номера газет Горянка


12.12.2018
05.12.2018
28.11.2018
21.11.2018