Проспект Ленина можно смело назвать и проспектом Морозова

Рубрика:

С именем Ивана Михайловича МОРОЗОВА, одного из старейших строителей Кабардино-Балкарии послевоенного периода, напрямую связано начало восстановительных работ в республике. О нем, своем свекре, рассказывает жительница Нальчика Зоя МОРОЗОВА (ТЛУГАЧЕВА).

Добрее и честнее мужчины не встречала

- Я была женой его младшего сына, Анатолия, то есть снохой. Отца фактически не было, меня воспитывали мама и ее брат, а Иван Михайлович в новой семье стал, по сути, моим первым отцом, - вспоминает Зоя Жамботовна. - Добрее, вежливее и честнее его мужчины не встречала. Он был ответственным в работе и очень семейным, хлебосольным, при этом не публичным, скромным человеком, хотя постоянно избирался депутатом и к этим обязанностям относился со всей серьезностью.
Страстный рыбак, и жена была рыбачкой. На соревнованиях рыболовов она заняла первое место. Практически каждый выходной всей семьей отдыхали на природе, я с ними тоже рыбачила на Урвани, на Лезгинке, ездила на Терек.

Дан приказ ему…

- Еще шла война, а его в июне 1944 года в числе группы технического состава инженерных войск по приказу главнокомандующего отозвали из действующей армии и направили на восстановление разрушенных городов Кавказа. Иван Михайлович был назначен в строительный трест Нальчика сначала начальником участка, потом главным инженером треста, затем управляющим трестом «Нальчикстрой».
Вот как он сам это вспоминал: «Приступив к своим обязанностям, увидел огромные разрушения. Все капитальные здания были разрушены, взорваны, сожжены. На их месте валялись кучи щебня, глыбы железобетонных и деревянных конструкций. В таком состоянии были все школы, гостиница «Нальчик», больничные здания, кинотеатр  «Победа», дом связи, жилые дома и сооружения. Перед строителями встала невероятно трудная задача. В тресте были три автомашины (одна постоянно ремонтировалась), несколько волов, на которых заготавливали лес в Приэльбрусье. Также имелось около десятка ишаков и примерно двадцать лошадей. Механизмов не было. Если не считать пилорамы, на которой нечего было пилить. Стройматериалов никаких не было, кроме местного леса (бука и осины) и цемента с низкой и непостоянной маркой. Гвозди делали вручную из проволоки. Кирпич добывали из завалов, мусора, разрушенных зданий, ощущался недостаток рабочих рук. В составе рабочего батальона были пожилые люди, непригодные к строевой службе. Огромную помощь оказывали женщины-домохозяйки. Трудились они самоотверженно. Вся тяжесть по расчистке завалов лежала на них. А инструменты - лишь лопата да кирка... В целом же перед трестом стояли обширные задачи, их выполнение стало подвигом всего коллектива, особенно высококвалифицированных рабочих, не знавших отдыха и выходных дней. Трудились по 18-20 часов, нередко до утра…»

Нальчик возрождался 

Из архивной справки. «Под руководством И.М. Морозова восстановлены и построены десятки объектов: Дом Советов, облсовпроф, медицинское училище, Дом радио, проектный институт, Музтеатр, театр имени А. Шогенцукова, библиотека имени Крупской, «Детский мир», гостиницы «Нальчик», «Россия», кинотеатры «Восток», «Победа», «Юность», заводы «СКЭП», гидрометаллургический, ЖБИ-2, железнодорожный вокзал, школы, здравницы. Застроен жилыми домами проспект Ленина.
Иван Морозов неоднократно награждался почетными грамотами Президиума Верховного Совета КБАССР, Министерства жилищно-гражданского строительства РСФСР. Удостоен ордена «Знак Почета». Работал в тресте до 1965 года. Никто никогда не слышал от него грубого слова или обращения на повышенных тонах».
- Несмотря на то, что он был не последним человеком в строительстве, очень долго с семьей - женой и тремя сыновьями жил на съемных квартирах, - продолжает свой рассказ Зоя Морозова. -  И только когда началось строительство новых жилых домов на проспекте Ленина, до этого называвшемся улицей Степной, первый секретарь обкома партии Тимбора МАЛЬБАХОВ подошел к нему и сказал: «Выбери любую квартиру и дай слово, что там всегда будут жить Морозовы». Сейчас в ней живут мои внуки - его правнуки.
Если в доме нужны были какие-то мелочи – новая лампочка, несколько десятков гвоздей, чтобы прибить занавеску, обязательно брал чек, хотя на складе треста ему бы ни в чем не отказали. Сегодня эта честность сродни чудачеству, а тогда были люди, сделавшие высокие идеи жизненной нормой. Вообще он был очень скромным человеком. Может, поэтому в его честь не только улицы в Нальчике не названо, но и памятной доски на доме, где он жил, нет. А ведь проспект Ленина можно смело назвать и проспектом Морозова, который придал ему современный вид, сохранившийся до сих пор.
На его счету множество нововведений в строительной индустрии. Иван Михайлович Морозов был в числе номинантов, представленных Министерством городского и сельского строительства РСФСР в Комитет по Ленинским премиям в области науки и техники при Совете Министров СССР. Из справки треста «Кабардастрой»: «...Путем долгих изысканий и лабораторных исследований тов. Морозовым И.М. был найден местный материал, полностью заменивший шлак при изготовлении крупных блоков, - вулканический пепел и пумицит (природная пемзовая разновидность вулканического пепла и песка), запасы которого в нашей республике не ограничены и расположены от г. Нальчика в 6-8 км. На протяжении 1953-1956 годов тов. Морозов в содружестве с НИИгорсельстроем установили, что вулканический пепел и пумицит при соответствующей обработке позволяют экономить до 25 процентов цемента. Общее количество бетонщиков-крупноблочников на данный момент - 30 человек, вполне обученных в деле изготовления крупных блоков...» Правда, премию он так и не получил, какие на это повлияли обстоятельства, теперь установить невозможно. Да и не для этого Иван Михайлович работал.

Здесь хорошо

- Его социальное положение, наверное, можно определить так: из технической интеллигенции. Дедушка был инженером, работал начальником Астраханской железнодорожной станции. Семейным огорчением было единственное обстоятельство: никто из троих сыновей Ивана Михайловича не унаследовал профессию строителя. Все стали инженерами, один работал на «СКЭПе», второй – на полупроводниковом заводе, третий – во ВГИ. 
«Он был стеснительным человеком, когда дело касалось его заслуг. Никогда в очереди не пользовался удостоверением участника войны. Испытывал какую-то вину перед старушками, потерявшими на фронте мужей. С мамой отец шел по жизни 65 лет. Пережил ее лишь на год. Такие короткие «интервалы», к горю или к счастью, закономерны для большинства любящих пар. Будучи уже глубоким стариком, все равно уступал женщинам место в магазине, в автобусе, где угодно, - писал в своих воспоминаниях его сын Анатолий. -  Если бы мне предложил отразить отцовскую биографию в художественном образе, я бы сказал так: трудная и честная жизнь, грубая и любимая работа на фоне постоянно звучавшей рахманиновской музыки. Его любимой музыки… Мой дядя, его брат, был лично знаком с композитором Сергеем РАХМАНИНОВЫМ. Он и познакомил отца с великим мастером. Незабываемая встреча состоялась в Ленинграде, в доме Рахманинова, где он исполнял перед гостями свои произведения. Трудно сказать, природа ли отца была готова к восприятию высокого искусства или просто Рахманинов перевернул ему душу. Но то, что сердце его трепетало при первых звуках знакомой музыки, это я знаю точно. И, может быть, в редкий вечер отдыха при взгляде с «канатки» на панораму Нальчика в его душе звучало рахманиновское «Здесь хорошо...» И вдали, как в романсе, огнем горела река ставшего ему родным города».
Очень хочу сохранить его память на долгие годы. Жители Нальчика должны знать об этом замечательном человеке, многое сделавшем для их счастливой и благополучной жизни.

Записала Ольга КАЛАШНИКОВА.

Свежие номера газет Горянка


11.10.2017
04.10.2017
27.09.2017
21.09.2017